Советские военнопленные в лагерях В. Волынского
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Общая информация » О лагерях В. Волынского из литературных источников » Научные труды
Научные труды
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 19.02.2017, 13:18 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 608
Репутация: 0
Статус: Offline
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРУДА СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
(1 9 4 1 -1 9 4 4 гг.)
СЕРГЕЙ БОГУНОВ Государственный архив службы безопасности Украины

В годы Второй мировой войны Украина понесла неимоверные раз­рушения в отраслях промышленности и сельского хозяйства. Невоз­
вратимыми были потери её жителей — как военных, участников бое­
вых действий, так и гражданского населения, которое осталось на
оккупированной территории. Масштабы человеческих потерь на укра­
инской земле не поддаются исчислению. Местами массовой гибели
военнослужащих, кроме поля боя, стали созданные гитлеровцами ста­
ционарные и транзитные лагеря для пленных.
Запрещенная для освещения в советский период проблема плена
последние полтора десятилетия является объектом пристального вни­
мания учёных на территории бывшего Советского Союза. Хотя сегод­
ня, как это ни парадоксально, детально исследован феномен военного
плена и интернирования иностранцев — поляков, немцев, венгров, ру­
мын, а не своих соотечественников, бывших советских граждан. Предме­
том изучения стали преимущественно режимные учреждения военного
плена и различные аспекты пребывания в СССР, в том числе в Украине,
военнопленных из стран фашистского блока. Опубликованные в СССР
на протяжении 1950-1980 гг. фундаментальные труды с анализом побед
Советского Союза на всех этапах войны дополнились научно-докумен­
тальными изданиями, в которых исследуются места сосредоточения, ус­
ловия содержания и использования таких военнопленных, процесс их
репатриации и т. п.' Исключение составляет монография ученого из
Израиля А. Шнеера, первая часть которой раскрывает военно-органи­
зационные, социально-политические и субъективно-психологические
факторы нацистского плена2. Автор сознательно не рассматривал таких
тем, как использование труда советских военнопленных в немецкой эко­
номике, их участие в движении сопротивления, репатриации. Из-за не­
достатка документов в книге отсутствуют подробные сведения о функ­
ционировании лагерей на территории Украины. Обращая внимание на
запрет в бывшем Советском Союзе на исследование проблемы военного
53
плена, А. Шнеер сформулировал вопросы, которые не получили ответа
ни в советской исторической науке, ни после распада СССР. Их пере­
чень можно продолжать, и в этом ряду неизбежно возникает тема ис­
пользования немцами труда военнопленных на захваченных советских
территориях.
Благодаря научным публикациям известного украинского истори­
ка Второй мировой войны М. В. Коваля3, его учеников и последователей
в Украине удалось несколько сбалансировать изучение проблемы воен­
ного плена. В частности, исследованию эксплуатации трудовых ресур­
сов Украины гитлеровской Германией посвятил свои труды А. Потыль-
чак4. Однако, фактически, до сих пор в украинской и зарубежной
историографии нет комплексного исследования проигранных Красной
армией битв, обстоятельств и последствий последующего плена крас­
ноармейцев. В результате остаются неизвестными последние дни жиз­
ни многих советских военнопленных — солдат, офицеров и генералов,
которых во многих случаях советское командование безосновательно
считало предателями.
Вероломно напав на Советский Союз, фашистская Германия и её са­
теллиты в сжатые сроки оккупировали украинские земли, начали актив­
но насаждать новый порядок и подчинять промышленные и сельско­
хозяйственные ресурсы потребностям вермахта. Украина превратилась
в зону, в которой фашисты имели намерение уничтожить большую часть
населения, остальных использовать в качестве современных рабов.
Быстрое продвижение немецких войск по территории Украины при­
вело к ощутимым поражениям и человеческим потерям Красной армии.
По данным военно-исторической службы Генерального штаба Вооружён­
ных сил Российской Федерации, количество советских военнопленных,
взятых фашистами, составляло всего 4 млн 559 тыс. человек (нацисты
называли другую цифру — 5 млн 238 тыс.)5, причём на 1941-1942 гг. при­
падает приблизительно 85% пленных. Украинский историк А. Потыль-
чак подсчитал, что на территории Украины находилось 157 лагерей
военнопленных, 22 концентрационных лагеря (из них 12 для военно­
пленных), 11 специальных лагерей для военных и мирного населения,
2 лагеря-лазарета, 1 сборный лагерь, 1 спецлагерь и 70 лагерей для граж­
данских лиц.

Потери Красной армией живой силы и техники ухудшали её боеспо­
собность и одновременно открывали возможности для усиления гитле­
ровской Германии за счёт подневольного труда, промышленного и тех­
нического потенциала захваченных территорий. И всё же основная
материальная база для реализации далеко идущих планов агрессора
находилась в Западной Европе, поэтому, завладев после кровопролит­
ных боёв разрушенными или демонтированными предприятиями на
54
захваченных советских территориях, гитлеровцы не весьма заботились
об их восстановлении. Они возвращали в строй преимущественно не­
большие ремонтные мастерские, портовые сооружения, аэродромы,
пути сообщения.
Практически одновременно с освобождением территории Украины
советские органы государственной безопасности внимательно изуча­
ли, кто и каким образом сотрудничал с фашистскими захватчиками.
Часть документов периода войны и послевоенных лет, которые могут
пролить свет на использование труда советских военнопленных на про­
мышленных объектах и в сельском хозяйстве, хранится в Отраслевом
государственном архиве Службы безопасности Украины и архивах вре­
менного хранения региональных органов СБ Украины. Их фронталь­
ное исследование даёт, к сожалению, лишь фрагментарную картину этой
разновидности преступной деятельности немецких фашистов в Украи­
не в годы Второй мировой войны. Речь идёт, в частности, о документах,
которые готовились к рассмотрению Государственной чрезвычайной ко­
миссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захват­
чиков, созданой по решению правительства СССР. Документы вобра­
ли в себя задокументированные воспоминания очевидцев, свидетелей,
допросы лиц, против которых возбуждались уголовные дела.
Следует подчеркнуть, что в указанных документах вопросам пре­
ступного использования труда советских военнопленных в промышлен­
ности и сельском хозяйстве уделялось второстепенное внимание, по­
скольку основная цель заключалась в подготовке фактических данных
о наиболее гнусных преступлениях оккупантов.
Эксплуатацией промышленности и сельского хозяйства УССР в пе­
риод оккупации занимались также немецкие промышленные фирмы.
Имеются некоторые свидетельства того, что новая власть пыталась на­
лаживать производство с ввозом оборудования из Германии и создан­
ных на то время технологий. В частности, нефтяные промыслы в районе
Дрогобыча и Борислава были оснащены завезенным из Германии обо­
рудованием6. По сообщению немецких властей, прозвучавшему по ра­
диостанции Братиславы 7 июня 1942 г., из Германии в Украину завози­
лись запасные части, топливо и тракторы7.
Поведение нацистов на всей оккупированной ими территории
УССР было одинаковым, если не сказать шаблонным. А именно, ок­
купация, эксплуатация промышленных объектов и сельского хозяйства
с использованием труда мирных жителей, заключённых и военноплен­
ных, вывоз продукции, оборудования, уничтожение промышленнос­
ти и сельского хозяйства перед отступлением. Специальные команды
осуществляли подготовку объектов к взрывам перед оставлением тер­
ритории.
55
В начале войны гитлеровская Германия, рассчитывая на молниенос­
ную победу, не предусматривала интенсивной эксплуатации военно­
пленных и поэтому часть из них отпускалась на свободу. По разным
оценкам, от 600 до 900 тыс. красноармейцев, которые попали в немец­
кий плен в начале войны, были отпущены по домам8. Офицерский со­
став из числа пленных или не привлекался к работам, или использо­
вался преимущественно на территории лагерей. Практиковалось
создание так называемых рабочих батальонов, в которые пленные не­
редко переходили, чтобы избежать лагерной жизни. Тех, кто давал согла­
сие вступить в рабочий батальон, выделяли из общего числа военно­
пленных и переводили в отдельные казармы. Здесь менее суровым был
режим. Батальоны под руководством немцев исполняли ремонтно-
строительные работы — ремонтировали железные дороги, казармы,
склады, возводили новые сооружения
9.
С середины 1942 г. возрастает интерес гитлеровского военного ко­
мандования к разработке полезных ископаемых на оккупированных
территориях и использованию с этой целью дешевой рабочей силы
военнопленных. Эксплуатация природных ресурсов, промышленного
и сельскохозяйственного потенциалов Украины происходила во всех
её регионах.
Например, нагорных предприятиях Днепропетровщины на 15 октября
1942 г. (согласно немецкой статистике) работало 3,3 тыс. заключённых.
В г. Павлограде лагерь военнопленных размещался в помещении
бывшего завода № 55. Под открытым небом военнопленные содержа­
лись также вблизи сёл Знаменка Ново-Московского района, Кароби-
новки и Дмитриевки Петропавловского района. Их использовали на
ремонте железной дороги Новомосковск — Павлоград, а также благо­
устройстве шоссейных дорог.
В Донецкой (Сталинской) области лагеря для военнопленных дей­
ствовали в Петровском районе, в с. Каменка Добропольского района
иве. Селидовка Старобешевского района. Как чернорабочих их вы­
водили на строительство оборонных линий, добычу камня в карьере
(в районе Новотроицка), сооружение шоссейных дорог.
Отступая, части Красной армии демонтировали в Сталинской (До­
нецкой) и Ворошиловградской (Луганской) областях оборудование
большинства угольных шахт и вывезли его вглубь страны. Горные вы­
работки были взорваны и выведены из строя, поэтому гитлеровцы ока­
зались не в состоянии восстановить большие механизированные шах­
ты и ограничились эксплуатацией отдельных шурфов. В начале 1942 г.
в Сталинской области было восстановлено 16 мелких шахт, но из-за от­
сутствия транспорта уголь не вывозился. К лету для пуска было подго­
товлено несколько капитальных шахт.
56
1 июля 1942 г. Гитлер подписал директиву о возобновлении добычи
угля в Донецком бассейне, в которой командованию группы армий «Юг»
было поручено обеспечить эти работы необходимыми специалистами и
рабочей силой. Для работы в шахтах было выделено 30 тыс. военно­
пленных, а в августе и сентябре 1942 г. ещё по 15 тыс. Чтобы усилить
использование труда военнопленных в угольной и добывающей промыш­
ленности, на шахты Донбасса планировалось направить всего 300 тыс.
военнопленных и тем, кто имеет горные профессии, поручать работу по
специальности10.
По данным НКВД УССР, до февраля 1943 г. оккупантами были вос­
становлены некоторые угольные шахты, из которых уголь вывозился
в Германию. На этих шахтах работала часть бывших шахтёров и боль­
шое количество военнопленных. В августе 1943 г. нарком внутренних
дел УССР С. Савченко докладывал советскому и военному руководству
о том, что добыча угля на шахтах Донбасса, которые эксплуатируются
оккупантами, не превышает 10-15% их довоенной мощности11.
На территории Житомирской области в годы Великой Отечествен­
ной войны фашистскими оккупантами было создано 4 лагеря для со­
ветских военнопленных.
Наибольший из них — лагерь шталаг 358(12) существовал с августа
1941 по октябрь 1943 года. В нём фашисты содержали почти 100 тыс.
советских военнопленных. Заключённых использовали на наиболее
изнурительных работах — ремонте шоссейных и железных дорог, на
лесопильном заводе, грузчиками на железнодорожной станции, строи­
тельстве. Пленные жили впроголодь, получая 200-300 граммов хлеба
в сутки, в лагере была высокая смертность, а зимой 1942 г. вспыхнуло
людоедство.
Всего за время немецкой оккупации в Житомирской области погиб­
ло 78595 пленных.
На территории Запорожской области в 1941-1943 гг. немецкие фа­
шисты имели для советских военнопленных 5 лагерей.
Наибольший лагерь находился на территории завода № 29 вблизи
железнодорожной станции «Запоріжжя-11». В нём в отдельные перио­
ды насчитывалось 25 тыс. советских военнопленных.
Пленных использовали на строительстве шоссейных дорог, ремон­
те плотины через р. Днепр, на лесозаводе 8-го посёлка г. Запоро­
жья, земельных роботах на Мокрянском аэродроме. Питание в лагере
сводилось к 100 граммам хлеба на день и баланды с картофельной
кожурой.
Бараки не обогревались. Зимой от голода, холода, сыпного тифа
умирало 60-70 человек ежедневно. Пленных подвергали жестоким
пыткам. Кроме того, после медицинского осмотра нередко проводился
57
отбор военнопленных, которых эшелонами отправляли в Германию.
К весне 1942 г. в лагере осталось около 8 тыс. человек.
Лагерь военнопленных на 14-м посёлке насчитывал 500-600 чело­
век. Работали они по 14 часов в сутки, выполняя вспомогательные ра­
боты в гараже.
Лагерь военнопленных в 6-м посёлке был одним из малочислен­
ных — 250 человек. Размещался он в помещении музея Днепровского
строительства. Пленных использовали на погрузочно-разгрузочных ра­
ботах в порту им. Ленина.
Несколько десятков тысяч советских военнопленных содержались
в Киеве (Дарница и территория завода «Большевик»), а также в Киевс­
кой области (железнодорожные станции Фастов и Ирпень). В лагерях
службу несли немцы. Они сопровождали военнопленных к месту вы­
полнения работ, где охрану усиливали полицейские из местных жите­
лей. В исторической части города, на Подоле, военнопленные работали
в слесарной мастерской, в Дарнице — на вагоноремонтном заводе13,
в Ирпене — на торфоразработках(14). На ремонте железнодорожных пу­
тей, как свидетельствовали после войны очевидцы, советские военно­
пленные работали отдельно, и гражданское население с ними не кон­
тактировало. На строительстве и ремонте станционных сооружений
военнопленные работали вместе с вольнонаёмными(15). Часть пленных,
особенно в первые дни после взятия немцами Киева, использовалась
для обслуживания водолазов, которые работали на Днепре, для уборки
дворов, улиц, присмотра за лошадьми. Со временем фашистский ре­
жим становился всё более жестоким. Каждое новое известие о неуда­
че немецких войск на фронте приводило к усилению издевательств
над советскими военнопленными и их отправке на работы, связанные
с укреплением тыла.
Два лагеря — «большой» и «малый» — оккупанты создали в г. Киеве
на территории завода «Большевик». «Малый» лагерь размещался в од­
ном из заводских корпусов и насчитывал около сотни военнопленных,
«большой» — намного больше16. Их использовали на тяжёлых физичес­
ких работах — ручной разгрузке, сортировке и переноске повреждённых
рельсов, шпал, а после их ремонта и сварки — погрузке на железнодо­
рожные платформы. Рабочий день продолжался 9-10 часов, что при пло­
хом питании приводило к частым заболеваниям и высокой смертности.
Никакой медицинской помощи не оказывалось. Те, кому удалось выжить,
рассказывали, что в день пленные получали 500 граммов хлеба, испечен­
ного пополам с шелухой проса. На завтрак был чай без сахара, на обед —
суп из крапивы или листьев свеклы, на ужин также травяной суп без
жиров. Одежды не выдавали вообще, работали в той же форме, в ко­
торой были взяты в плен. Вместо обуви приспосабливали деревянные
58
колодки. Общение военнопленных с работниками завода категорически
запрещалось, об этом постоянно заботилась усиленная охрана.
Во Владимир-Волынском лагере Волынской области сначала содер­
жались командиры Красной Армии от младшего лейтенанта до генера­
ла. Позднее сюда направляли и сержантов. Работали заключённые в ла­
герных мастерских: сапожных, швейных, слесарных. Рабочее время
составляло 8-11, на отдельных участках —14-18 часов в сутки. На охра­
ну лагеря гитлеровское командование выделило усиленную охрану —
немецкий батальон.

О том, как содержались военнопленные, свидетельствуют архивные
материалы Управления СБ Украины в Кировоградской области.
На ёё территории в период немецкой оккупации 1941-1944 гг. суще­
ствовало 15 лагерей советских военнопленных. Распространённым яв­
лением было размещение лагерей на территориях машинно-тракторных
станций (МТС). Один из них был создан на территории МТС в с. Пав-
лыш. Через него, по приблизительным подсчётам, прошло 140 тыс. со­
ветских граждан, десятки тысяч которых остались на территории лагеря
навсегда.
Сам лагерь представлял собой большой четырёхугольный участок
поля, обнесённый в несколько рядов колючей проволокой, с пулемёт­
ными вышками по углам. Одновременно в лагере помещалось до 7 тыс.
человек. Но бывали дни, когда из находящегося невдалеке Кременчуга
Полтавской области пригоняли по 11-17 тыс. пленных, что создавало
чрезвычайное скопление людей, которых почти не кормили и не дава­
ли пить.
В конце ноября 1941 г. в этом лагере случилось трагическое событие,
которое стоило жизни сотням людей. Весь день шёл проливной осен­
ний дождь, и голодные, измученные люди, которые находились за ко­
лючей проволокой, вымокли до костей. Чтобы найти хотя бы какое-то
спасение от холода, они руками разгребали грязное месиво под нога­
ми, пытаясь добраться до сухого слоя земли и как-то согреться. После
того как наступила морозная ночь, в лагере поднялись ужасные кри­
ки и немцы открыли стрельбу. Пленные в отчаянии прорвали ограж­
дение. Их не остановил даже пулемётный огонь фашистов, и около
2 тыс. беглецов вырвались из лагеря. Во дворе МТС, на ближайших
огородных участках и дорогах к сёлам Омельник, Онуфриево, а также
городу Александрия было обнаружено 400 трупов советских военно­
пленных. После этого события режим в лагере стал ещё более жестоким,
военнопленных расстреливали за незначительные проступки. Большие
братские могилы на территории МТС поглотили почти 3,5 тыс. трупов.
На Луганщине военнопленных сгоняли в два лагеря. В Сватовском ла­
гере по состоянию на сентябрь 1942 г. содержалось 150 военнопленных,
59
которых привлекали к ремонту дорог. В Старобельский лагерь 22 июля
1942 г. было направлено 500 военнопленных, которые под конвоем со­
бирали горелое зерно. Потом 80 человек было взято на службу в поли­
цию, а 300 - в Российскую освободительную армию генерала Власова.
На территории Львовской области существовало 4 лагеря для воен­
нопленных. В начале 1941 г. на территории бывшей крепости «Цита­
дель» был создан лагерь шталаг 328. Режим в нём был направлен на
уничтожение военнопленных. Их продовольственный рацион абсолют­
но не соответствовал условиям изнурительного труда, поскольку со­
стоял утром из двух стаканов чёрного кофе, изготовленного из опилок;
на обед — порция супа из овощных отходов; на ужин — тот же кофе
и 250 граммов хлеба с примесями опилок. Часть военнопленных, пре­
дельно изнурённых, вынуждена была искать пищевые отходы на свал­
ках или заниматься каннибализмом, за что их расстреливали по прика­
зу командования лагеря.
В Николаевской области оккупантами было создано 7 лагерей. Наи­
более известным является лагерь шталаг 364, в котором одновременно
содержались 30 тыс. человек. Среди военнопленных фашисты прово­
дили отбор специалистов для работы в сельском хозяйстве. В июне-
июле 1942 г. в бывших совхозах Николаевской области работали около
20 тыс. военнопленных17.
Размещались лагеря для военнопленных и на Полтавщине. Сюда
доставляли советских солдат и офицеров, которые попали в окружение
в первые месяцы войны, когда линия советско-немецкого фронта быст­
ро удалялась в восточные регионы СССР.
Лагерь дулаг 151(18) размещался в Полтаве и вмещал 5-12 тыс. воен­
нопленных одновременно. Их труд использовался на предприятиях
города. Ежедневно от болезней и пыток погибало приблизительно 150
узников.
Массово погибали военнопленные в Кременчуге, где фашисты уст­
роили два лагеря — шталаг 346-А и шталаг 346-Б. Место для них было
выбрано не случайно - улица Ленина. Оба лагеря превратились в «фаб­
рики смерти», где на протяжении двух лет было уничтожено, по раз­
ным данным, от 70 до 80 тыс. советских военнопленных. Физическое
устранение потенциальных врагов было не единственной целью окку­
пантов. Как и в других лагерях, физически крепких пленных использо­
вали на строительстве мостов, а также на предприятиях.
В Харьковской области в период оккупации существовало 10 лагерей
для советских военнопленных. В большинстве это были временные ла­
геря, в каждом из которых находилось от 250 до 700 военнопленных. Их
использовали на сельхозработах, строительстве немецких оборонных
рубежей, ремонте дорог.
60
Наибольший на Харьковщине лагерь военнопленных был создан
оккупантами осенью 1941 г. в тюрьме на Холодной горе г. Харькова.
С перерывами (февраль-май 1942 г.) лагерь просуществовал до конца
июля 1943 г.
В нём находилось от 50 до 70 тыс. военнопленных, которых исполь­
зовали на строительстве немецких оборонных сооружений и ремонте
дорог.
В период войны на территории Черниговской области было 4 извест­
ных наиболее жестокими условиями лагеря советских военнопленных.
По разрозненным данным, военнопленные активно использовались
оккупантами на строительстве объектов военного назначения.
В лагере на территории Черниговской городской больницы (1941 г. —
сентябрь 1943 г.) одновременно содержались 600 военнослужащих.
Использовались они преимущественно на строительных работах. 2 тыс.
из них погибли.
Лагерь в г. Нежине возник уже в мае 1942 г. и просуществовал около
одного года, после чего был эвакуирован на территорию Белоруссии.
Труд военнопленных использовался на строительных работах — ремонт
дорог, перегрузка строительных материалов и др.
В Конотопском лагере военнопленных рядовые красноармейцы
и командиры даже в зимний период содержались под открытым небом.
Всех пленных, в том числе больных, заставляли тяжело работать, не­
смотря на голодный паёк. Военнопленных партиями отправляли на
работу в разные районы города. Ежедневно 500 пленных возили на стро­
ительство моста через р. Сейм. Одновременно их использовали также
для переноски груза через реку по подвесному мосту. Лагерь разделял­
ся на три категории. Первая — недавно взятые в плен советские воен­
нопленные. Вторая — фильтрационный лагерь, в который пленные по­
ступали из лагеря первой категории. Третья — «шталаг», стационарный
лагерь, в который направлялись военнопленные, прошедшие фильтра­
цию, и их можно было использовать на работах.
В лагере, расположенном в населённом пункте Остёр, военноплен­
ных заставляли работать на вырубке леса и его транспортировке.
Фашистскими захватчиками создавались лагеря для советских воен­
нопленных также и в других регионах Украины. В плен попадали, как
известно, в разных обстоятельствах и разными по численности груп­
пами — от единичных бойцов и командиров до десятков тысяч. В районе
г. Гайсина Винницкой области находился пересылочный лагерь для
военнопленных, в котором их распределяли по другим лагерям. До
отправки они работали в каменном карьере и на ремонте шоссейных
дорог. Для выполнения сельскохозяйственных работ здесь было созда­
но несколько бригад(19). Известны факты, когда отсюда военнопленных
61
отправляли этапом в лагеря, расположенные вблизи г. Гайворона Нико­
лаевской области и в г. Умани Черкасской области, а также на горнодо­
бывающие и промышленные предприятия непосредственно в Германию.
В г. Сумы в период немецкой оккупации с октября 1941 г. по сен­
тябрь 1943 г. находилось несколько лагерей для военнопленных, но ос­
новным был дулаг 170, который размещался на территории Червоно-
зоряного рафинадного завода.
Пытаясь закрепиться в Крыму и усилить снабжение своих войск на
полуострове, гитлеровцы заставляли советских военнопленных расши­
рять железнодорожные пути на станции Джанкой.
В годы войны строительными работами на территории Украины за­
нималась немецкая военно-строительная организация «Тодт»20. Она
имела разветвлённую структуру, основу которой составляли строитель­
ные управления и группы. Их численность зависела от объёма и слож­
ности выполняемых работ. По показаниям немецкого военнопленного
айнзацляйтера Р. Кретцера, который на протяжении всей войны нахо­
дился на руководящих должностях в «Тодте», главное строительное уп­
равление при 11-й немецкой армии насчитывало более 3200 человек(21).
Все руководящие должности занимали немецкие офицеры и инжене­
ры, дипломированные специалисты. Деятельность организации «Тодт»
на территории Украины возглавлял профессор Бругманн. Её главной
функцией было восстановление и строительство железных дорог, мос­
тов, аэродромов, дорог и сооружений военно-оборонного назначения в
тылу действующих армейских группировок(22).
Немецкое командование поручало исполнение военных заказов на
ремонт техники, строительство и обслуживание транспортных соору­
жений и путей сообщения только своим работникам, мастерам и тех­
никам. Военнопленные советские специалисты использовались под
пристальным присмотром немецкой охраны, причём им отводились те
участки работы, которые требовали невысокого уровня квалификации,
содержали меньше военных тайн. Причиной такого отношения были,
прежде всего, небезосновательные опасения саботажа, диверсий, утеч­
ки оперативной и стратегической информации. Это была одна из при­
чин физического истребления военнопленных и использования их как
вспомогательной рабочей силы. Кроме того, многих из них безнаказан­
но эксплуатировали на военных объектах в самой Германии и на терри­
тории оккупированных ею других стран Европы.
Попытки использовать труд военнопленных в сельском хозяйстве
Украины не имели ожидаемого эффекта из-за нестабильной ситуации
на фронтах и объективной невозможности добиться немедленного ре­
зультата. Не удивительно, что оккупанты считали более выгодным выво­
зить из Украины в Германию чернозём, чем обрабатывать плодородные
62
поля на месте, что требовало значительного времени, соответствующей
техники и орудий труда. В специальном сообщении I Управления НКВД
УССР Военному совету Южного фронта о ходе весеннего сева на окку­
пированной территории Украины весной 1942 г. указывалось, что фа­
шистские захватчики приняли ряд мер в надежде вырастить и собрать
здесь урожай нового года. Однако недостаток сельскохозяйственного
инвентаря, тракторов, посевных фондов, живой тяги, в условиях резкого
недовольства основных масс населения «новыми порядками» привели
к тому, что весенний сев был сорван (23). Чтобы хоть как-то исправить си­
туацию, в «государственных хозяйствах» (бывших совхозах) немецкая
власть к обработке земли привлекала военнопленных красноармейцев,
которые работали под присмотром местной полиции (24). Так делали окку­
панты в селах Харьковской области, в частности, в совхозе «Калиновка»
Кегичевского района, где землю обрабатывали военнопленные25.
Положение в сельском хозяйстве на захваченных территориях не
улучшилось и весной 1943 г. Руководители оперативной группы НКВД
УССР по Запорожской области 2 мая того же года сообщали, что для
исполнения сельскохозяйственных работ оккупационная власть распре­
делила по сёлам большое количество пленных красноармейцев, кото­
рые работали по 16-18 часов в сутки26.
Использование труда советских военнопленных в сельском хозяйстве,
которое оставалось на оккупированной части Украины, продолжалось
и в 1944 г. Продвижение линии фронта изменяло территорию, а также
формы хозяйствования. В специальном сообщении от 23 мая 1944 г., под­
готовленном IV Управлением НКГБ СССР для НКГБ УССР, касавшем­
ся территории Галиции, указывалось, что вдоль одноколейной линии же­
лезной дороги Сокаль-Каменка-Стромилов-Львов вместе с местным
населением под охраной немцев работают военнопленные (27).
В целом массовое применение труда военнопленных в сёлах было
проблематичным. В полевых условиях их было труднее охранять, к тому
же крестьяне — преимущественно женщины, старики и дети — сами едва
выживали, и у них немецкие солдаты и офицеры, при необходимости,
отбирали последние съестные припасы.
Военнопленных принуждали работать, как правило, в самых тяжё­
лых и опасных местах. Местное гражданское население тоже выгоня­
лось на принудительные работы, причём уклонение от них наказыва­
лось направлением в лагеря для военнопленных и другими репрессиями
вплоть до расстрела. Быть зачисленным в лагеря для военнопленных
означало верную смерть. Пострадавшие таким образом гражданские
лица вспоминали после войны, что военнопленные от голода и холода
доходили до полного истощения и их убивали прямо во время конвои­
рования на работы. Безжалостно каралось любое непослушание при
63
проведении работ. Немецкие оккупанты в таких случаях нередко сразу
вешали или расстреливали сотни людей из числа местных жителей
и военнопленных.
После провала «блицкрига» в руководстве III рейха на разных уров­
нях появлялось понимание того, что тотальное истребление военно­
пленных расстрелами, голодом и холодом приводит к нарастающему
сопротивлению оккупационной власти. В то же время гитлеровцы не
желали нести наименьших затрат на содержание советских пленных,
которые нацистской идеологией задолго до этого были отнесены к об­
речённой, более низкой расе. 28 февраля 1942 г. рейхсляйтер Розенберг
подписал документ, в котором осуждал комендантов лагерей за то, что
они запрещали местному населению передавать еду военнопленным.
Наоборот, по его мнению, этим необходимо пользоваться. Хотя взгля­
ды на условия содержания военнопленных у отдельных фашистских
бонз со временем менялись, практика деятельности их подчинённых
оставалась, на самом деле, неизменной, и советских военнопленных
продолжали нещадно истязать и уничтожать28.
Поражение под Сталинградом заставило нацистское командование
пересмотреть отношение к военнопленным, которые пребывали на
оккупированной советской территории. 26 апреля 1943 г. из Украин­
ского штаба партизанского движения сообщали народному комиссару
внутренних дел УССР В. Сергиенко о новой тактике использования нем­
цами населения оккупированной территории Украины. Из-за больших
потерь на Восточном фронте фашисты приступили к мобилизации люд­
ских ресурсов с целью обеспечения своего тыла й освобождения части
войск для ведения боевых действий. Так, в директиве командования
79-й немецкой дивизии от 9 февраля 1943 г. прямо говорилось об ис­
пользовании военнопленных для работ во втором эшелоне29. Кроме того,
согласно этой директиве, каждый пехотный полк должен был сформи­
ровать по одной сапёрной роте из военнопленных. Спасаясь от смерти
в плену и надеясь затем перейти на сторону Красной армии или парти­
зан, добровольцы соглашались на выдвинутые условия. Непригодных
к воинской службе направляли на сельскохозяйственные работы и на
обслуживание оккупационных войск. Силами военнопленных захватчи­
ки укрепляли береговую линию Днепра, а в 1944 г., когда завершалось
освобождение украинских земель, фашистским оккупантам удалось даже
восстановить линию защитных сооружений на западе Украины — око­
пы, дзоты, противотанковые рвы. Из Галиции в Германию поспешно
вывозилось оборудование фабрик и заводов, уголь, нефть, а также сель­
скохозяйственные машины, зерно и скот.
Затяжные кровопролитные бои советских и немецких войск, во вре­
мя которых города и сёла переходили из рук в руки, а всё вокруг было
64
разорено и уничтожено, оставляли у фашистов в стороне попытки на­
лаживания постоянного производства на оккупированных территори­
ях Украины. Зато красноармейцы и местное население после изгнания
гитлеровцев сразу принимались за восстановление фабрик, заводов,
шахт, рудников, обработку земли, ибо они не были лишними на своей
территории, чужеземцами, а по праву ощущали себя освободителями,
хозяевами.
В то же время факт плена или даже проживания на временно окку­
пированной территории стал на многие годы клеймом для миллионов
советских людей, к которым партийно-государственное руководство
СССР относилось предвзято, подозревая их в предательстве. Для быв­
ших пленных — гражданских и военных — фильтрационные лагеря
и многочисленные проверки навсегда вошли в жизнь. Но это уже тема
отдельного разговора, стержнем которого могут быть общие характе­
ристики тоталитарных режимов и мера их ответственности за преступ­
ления против человечества.
Важные документы, которые дали бы возможность раскрыть пробле­
му военного плена, ныне рассредоточены между рядом архивов Украи­
ны, России, Белоруси, Польши, Германии и других стран. Из этого сле­
дует, что для её разрешения, которое имело бы и научное, и практическое
значение, межведомственных усилий в рамках одного государства недо­
статочно. Совершенно очевидной представляется необходимость разра­
ботки международного проекта «Военный плен и интернирование в годы
Второй мировой войны» для того, чтобы вынести уроки из трагедии вой­
ны, общими усилиями представителей всего мирового сообщества.

1 Галицкий В. Вражеские военнопленные в СССР (1941-1945 гг.) / / Военно­
исторический журнал. — 1990. — № 9; Київський процес. Документа та мате­
ріали. — К.: Либідь, 1995; Карпов В. Пленники Сталина. — К.-Львов: НАН Укра­
ины, 1997; Военнопленные в СССР. 1939-1956. Документы и материалы. —
М.: Логос, 2000; Сергійчук В. Новітня каторга. Військовополонені та інтерно­
вані Другої світової війни в УРСР. — К., 2001; Чайковский А. С. Плен. За чужие
и свои грехи (Военнопленные и интернированные в Украине 1939-1953 гг.). —
К.: Парламентское изд-во, 2002.
2 Шнеер Л. Плен. — Иерусалим, 2003.
3 Коваль М. В. Україна у Другій світовій і Великій Вітчизняній війнах (1939—
1945 рр.): Спроба сучасного концептуального бачення. — К.: Ін-т історії Укра­
їни НАН України, 1994; Його ж. Україна: 1939-1945. Маловідомі і непрочи-
тані сторінки історії. — К.: Вища школа, 1995.
4 Потильчак О. Експлуатація трудових ресурсів України гітлерівською
Німеччиною у роки окупації. Дисертація канд. іст. наук. — К., 1999; Радянський
військовий полон та інтернування в Україні (1939-1954). — К.: Вид-во Нац.
пед. ун-ту ім. М. П. Драгоманова, 2004.
65
5 Шнеер Л. Указ. труд. — С. 95.
6 Отаслевой государственный архив СБ Украины (далее — ОГА СБ Укра­
ины) — Ф. 5, д. 83506, т. 1, л. 13.
7 Там же. — Ф. 11, д. 83 525, л. 68.
8 Лисенко О. Нерозв’язані проблеми історії Великої Вітчизняної та Другої
світової воєн. — Дзеркало тижня. — 2004. — ЗО жовтня.
9 ОГА СБ Украины —Ф. 11, д. 49522, л. 14-14 обр. стор.
10 Потильчак О. Назв, праця.
11 ОГА СБ Украины. — Ф. 5, д. 83503, л. 268,269.
12 Stammannschaftslager (Stalag) — стационарный лагерь для рядовых и сер­
жантов сухопутных войск.
13 ОГА СБ Украини. — Ф. 5, д. 9243, л.; Ф. 5, д. 55939, л. 17 обр. стор.
14 Там же. — Ф. 6, д. 73659 фп, л. 9 обр. стор.
15 Там же. — Д. 9243, м л. 24,24 обр. стор., 25.
16 Там же. — Д. 25 698, л. 197-197 обр. стор.
17 Потильчак О. Назв. праця.
18 Durchgangslager (Dulag) — пересылочный лагерь.
19 ОГА СБ Украины. - Ф. 6, д. 72 276 фп, т. 1, л. 31; т. 2, л. 105.
20 Organisation Todt — организация, которая получила название по имени
своего руководителя Фрица Тодта.
21 ОГА СБ Украины. - Ф. 5, д. 28763, л. 26-27.
22 Там же. — Л. 37.
23 Там же. - Ф. 11, д. 83 525, л. 62-63.
24 Там же. — Л. 68.
25 Там же. — Л. 69.
26 Там же. — Л. 81.
27 ОГА СБ Украины. — Ф. 5, д. 83506, т. 1, л. 9 -1 0 .
28 Преступные цели — преступные средства. — М.: Политиздат, 1968. —
С .173-174.
29
 
Форум » Общая информация » О лагерях В. Волынского из литературных источников » Научные труды
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: