Советские военнопленные в лагерях В. Волынского
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Узники лагерей В. Волынского » Офлаг XI-A » Вопросы организации и функционирования
Вопросы организации и функционирования
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:08 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Этапы, вероятно (!?) поступившие в Офлаг XI-A:
24 сентября 1941 г. - из Ровно, шталаг №360 (пленные «Уманского котла»)
28 сентября 1941 г. - из Новограда – Волынского, шталаг без номера (пленные
«Уманского котла»)
29 сентября 1941 г. - из Ровно, шталаг №360 (пленные «Уманского котла»)
2 октября 1941 г. - из Проскурова, шталаг №355 (пленные «Уманского котла»)
4 октября 1941 г. - из Шепетовки, шталаг без номера (пленные с севера Украины )
9 октября 1941 г. - из Кременчуга, шталаг №346 (пленные «Киевского котла»)
25 октября 1941 г. - из Винницы, шталаг №329 (пленные «Киевского котла»)
28 октября 1941 г. - из Проскурова, шталаг №355 (пленные «Киевского котла»)
1 ноября 1941 г. - из Шепетовки, шталаг №357 (пленные «Киевского котла»)
11 ноября 1941 г. - из Ровно, шталаг №360 (пленные «Киевского котла»)
29 ноября 1941 г. – из Кировограда, шталаг №305
1 декабря 1941 г. - из Кривого Рога, шталаг №338
2 декабря 1941 г. - из Умани, шталаг без номера (пленные «Киевского котла»)
5 декабря 1941 г. - из Бердичева, шталаг №358 (пленные «Киевского котла»)
30 декабря 1941 г. - из Бердичева, шталаг №358 (пленные «Киевского котла»)
31 января 1942 г. - из Ровно, шталаг №360 (пленные из «Киевского котла»)
21 февраля 1942 г. - из Луцка, шталаг без номера
6 марта 1942 г. - из Ковеля, шталаг без номера
http://www.sgvavia.ru/forum/79-573-162131-16-1325257337
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:11 | Сообщение # 2
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Цитата: Кроме штаба дивизии и четырёх полков было ещё два блока: в одном помещался резерв для военнопленных, во главе которого сначала находился наш киевский известный врач Гринер Лев Григорьевич. Кроме четырёх полков и резерва на территории лагеря существовал ещё и генеральский блок.
И всё-таки в тексте говорится о том, что всё сие на территории лагеря.
http://www.sgvavia.ru/forum/79-573-12
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:12 | Сообщение # 3
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Вспоминает узник лагеря Владимир-Волынск Соколовский Ю.Б.:
"27-28 сентября нас погрузили в поезд, выдали по килограмму-полтора хлеба, и возили пять суток до города Владимир-Волынска, не выгружая и не давая возможности выйти оправиться. 3 октября 1941 года мы прибыли во Владимир-Волынск. Большинство народа так обессилело, что не могли выйти из поезда, не могли двигаться. Нас погнали в лагерь для военнопленных. Здесь я пробыл полтора года.
Лагерь был размещён возле казармы Пилсудского: само здание казармы принадлежало какой-то стрелковой дивизии советской до войны. На протяжении нескольких дней сюда согнали около 8000 офицерского состава...

Наиболее характерным из жизни военнопленных в этом лагере является то, что из восьми тысяч человек офицеров, которые находились в этом лагере, умерло и было расстреляно 3 тысячи человек, это по записям, которые были в госпитале. Списки эти находились у старшего лейтенанта госпиталя Малеванчука, проживающего в данное время в Барском районе Винницкой области. В госпитале он работал писарем. У него были списки всех погибших, умерших от туберкулёза, поноса, сыпного тифа.
Жизнь в лагере была организована следующим образом: весь наличный состав военнопленных и офицеров был разбит на четыре полка по национальной принадлежности – первый полк украинский, второй и третий – русские полки, четвёртый – интернациональный /как мы его называли/, состоящий из нацменов. Командиры полков были из состава наших же советских офицеров. Командиром первого украинского полка был подполковник Поддубный, бывший командир полка войск НКВД,
 стоявший до войны не то в Коломне, не то в Стрие.

Основная политика этого деления на нации, на расы – стремление отделить русских от украинцев. Во главе всего этого, кроме немецкого командования, которое находилось за пределами лагеря, в самом лагере был штаб дивизии военнопленных, командиром которого был Матевосян – бывший командир нашего полка или дивизии Красной Армии; начальником штаба был майор Шагинян.
Кроме штаба дивизии и четырёх полков было ещё два блока: в одном помещался резерв для военнопленных, во главе которого сначала находился наш киевский известный врач Гринер Лев Григорьевич – бывший начальник центральной ж/д поликлиники, после него с марта 1942 года был Староверов Иван Георгиевич, работавший до войны директором мед/издата Украины, в данное время он находится в г.Олексине Тульской области, где работает в лагере для интернированных военнопленных.
5-го декабря 1941 года в день Сталинской конституции был выстроен весь состав лагеря, и немецкий фельдфебель начал вызывать номера людей в количестве нескольких сот людей. По составу нельзя было понять – здесь были и командиры, и бывшие политработники и евреи. Начали отправлять команды по 40 человек, причём одну команду отправили, а остальные постояли несколько часов и их распустили. Как оказалось потом, эту команду расстреляли. Через месяца два-три однажды из карцера привели двух молодых людей-евреев с обмороженными ногами. Мне предложили взять их одежду. Это были люди, оставшиеся из партии в 40 человек, которых расстреляли, а их оставили. Всё это время они были в карцере. Их забрали в хирургическое отделение, а о дальнейшей судьбе их я ничего не знаю…
С первого дня мы почувствовали во Владимир-Волынске педантичность и жестокость немецкого режима. Пищу получали один раз  в день:  суп – это была воджа с несколькими лепестками капусты или вода с приятным запахом советского концентрата, причём этого концентрата ложилось так мало, что в пище чувствовался только запах его. Для получения этого супа выстраивался весь лагерь в несколько тысяч человек, пропускали под строгим конвоем по одному или по два человека. Хлеб выдавался буханкой на 10 человек, но ввиду того, что с первых же дней голодающие военные пленные два раза раскрадали хлеб, и таким образом не хватило 2-3 буханок, наказывался весь состав лагеря, и на другой день выдавалась не на 10, а на 20 человек буханка хлеба, то есть по 75 граммов на человека. Так было несколько раз.
Так продолжалось до декабря месяца, после чего мы услышали о существовании какой-то ноты Молотова. После этого хлебная норма была увеличена и суп начали варить с отрубями, отчего народ начал больше болеть желудком.
Не работали, за исключением нескольких, которые обслуживали кухню военнопленных или немецкие. Кроме того изредка выделялись команды для заготовки дров.
Систематически ежедневно производилась поверка с целью препятствовать побегам, причём во время поверок народ выводился при большой стуже в 20 с лишним градусов полуодетые на двор и там их продерживали по 2-3 часа, после чего только можно было вернуться в казарму. Это приводило к большому количеству заболеваний, в частности лёгочных больных, следствием чего явилось большое количество туберкулёзных.
Во время поверок в присутствии немецкого командования лагеря, которое являлось в лагерь один раз  в день только на время поверки, проводилась экзекуция. Провинившегося советского офицера, нарушившего с их точки зрения внутренний распорядок, 6-8 полицаев раскладывали на две скамейки, которые до этого выносились, и всыпали 25 горячих, причём делалось это всегда в присутствии всего лагеря военнопленных и самого командования.
Начальником полиции лагеря Владимир-Волынска сначала был известный майор Джигасов. О нём поговаривали, что он добровольно перешёл на сторону немцев и передал им несколько артиллерийских орудий. Затем после отъезда Джигасова начальником полиции был Бушуев. Последним начальником полиции в мою бытность был подполковник Матвеенок (Макеенок).
С октября по декабрь 1941 года народ сильно обессилел, начала развиваться эпидемия сыпного тифа. За три месяца с ноября по декабрь не было ни одного случая санитарного мероприятия, поэтому у большинства офицеров появились мириады вшей. Основное занятие всех военнопленных было битьё вшей, как только начинало светать, принимались за «работу», перерыв на получение еды, и опять за ту же работу – бить вшей. Ночью возле скудного электрического фонарика выстраивались десятки людей и занимались всё тем же делом. Не удивительно – за три месяца не было ни одной бани, нас ни разу не переодевали. К концу декабря разгулялась эпидемия сыпного тифа и эпидемия безбелкового поноса. Эти болезни охватили сотни людей, лазареты расширялись, в них было до тысячи человек, остальные люди, не поместившиеся в лазарет, лежали в околотках без медицинской помощи. Медикаментов для военнопленных не отпускали, получали от немцев жалкие остатки, которые были не проверены или устаревшие…

С января месяца я начал работать в госпитале. Случилось это так: в декабре месяце столкнулся я с врачом – комсомольцем из Киева – Дарницы, он предложил мне обратиться к главному врачу лазарета Гринеру, заранее зная, что он хороший человек, с просьбой помочь мне. Я обратился к нему и узнал в нём своего старого друга-коммуниста. Он устроил меня на рабоу дезинфектора. Попасть в госпиталь было очень тяжело. Там было две дезинфекционных камеры. Прежде всего это облегчало мои мучения со вшами, кроме того работникам госпиталя и больным выдавалось по полтора литра супа в день и 200 грамм хлеба.
2-3 марта 1942 года многим работникам госпиталя – евреям объявили, что они поедут в Винницу в особый лагерь для военнопленных евреев. Все эти люди были расстреляны. Из известных мне были расстреляны Гринер, два брата Вайсблат, доктор Коган – ушник. Расстрелы производились через 2-3 месяца. В июне увели 200 человек – евреев и политработников, то же самое в сентябре, я точно не помню количество, в январе 1943 года – человек 30-35. Мне говорили, что после нашего отъезда ещё был расстрел.

Из воспоминаний следует, что лагерь был организован возле казармы Пилсудского, но не в казармах Пилсудского. Немецкая администрация находилась за пределами лагеря. Пленные были организованы в 4 полка (один украинский, два русских, один интернациональный. В лагере был штаб дивизии военнопленных. Был госпиталь, в котором работал писарем Малеванчук. Был "резерв для военнопленных", в котором работали главные врачи Гринер Л.Г. и Староверов И.Г. Были карцер и хирургическое отделение (госпиталя, лазарета).
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:13 | Сообщение # 4
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Из письма бывшего прокурора 289 сд военюриста 2 ранга Виктора Павловича Колмакова:
"Привезли нас, группу раненных командиров, в г.Владимир-Волынский, в так называемый «офицерский лагерь». Что он собой представляет? Бывший военный городок, несколько зданий обнесено колючей проволокой в 8 рядов, через которую пропущен электрический ток, на углах установлены пулемёты. В лагерь привезли нас всех голых и почти босых – немцы нас ограбили, сняли не только сапоги и верхнее платье, но и бельё. Люди кутались в лохмотья, куски мешковины, то ли и т.п. Ударил мороз, люди начали умирать. Дров не давали, помещения не отапливались, все окна выбиты, спали на цементном полу без соломы. До 9.11.1941 года, то есть ровно месяц не давали ни куска хлеба и ни капли воды или горячей пищи...
9.11.1941 года началась регистрация, каждому командиру давали на доске личный номер и вешали ему на грудь, как каторжникам на одежде, как на верхней, так и на нижней, красной краской ставили на спине во всю спину «SU» (Soviet Union), на груди треугольник, на ягодицах два треугольника, в регистрационной карточке, кроме анкетных данных, писали личный № и дактилоскопические отпечатки пальцев, затем каждый подходил к немцу и снимал брюки, немец-врач осматривал половой орган и при этом устанавливал, кто еврей, кто не еврей. Евреев отделили и посадили в сарай, не давали им неи кушать, ни пить, затем в декабре 1941 года расстреляли 600 человек, сняли с убитых бельё и продавали. В то же время каждый день умирало от голода от 100 до 300 человек. Словом, из 12000 человек с осени 1941 года осталось к весне 1942 года 700 человек. Голод был такой, что мы съели всю траву в лагере, ремни, кости, рога, копыта, ободрали кору с деревьев и листья, съели сено, сапоги, предварительно поджарив их. А кормили нас так: утром «хлеб» - просо с опилками по 100-150 грамм и обед – 1 литр «баланды» - вода и отруби. В течение полгода не было бани, миллионы вшей заедали нас, разразился тиф, помощи больным не было никакой, их просто стаскивали в полуподвальное помещение и там вповалку на полу, в грязи умирали советские люди. В связи с тифом в феврале месяце немцы провели «мероприятие»: издали приказ – русский пленный не должен подходить к немцу ближе, чем на 15 шагов, если он будет ближе, то будет расстрелян, и стреляли немцы направо и налево. Установили «прогулку и физзарядку». Утром, в стужу при 40 градусах всех выгоняли на улицу голых и босых, и начиналась «физзарядка» - 3 часа, пока не падали замертво люди, босые отмораживали ноги. Видя, что некоторые люди не выходили из бараков – больные и абсолютно раздетые, немцы их стреляли в казарме или пускали огромных овчарок, и они разрывали на части пленных. Это я видел сам. Затем, чтобы окончательно уничтожить пленных командиров, немцы сняли со всех кожаную обувь и выдали взамен деревянные долблёные «голландские» колодки по 5-6 кг весом, и в этих колодках гоняли по 3 часа по лагерю бегом, падающих били прикладами и травили собаками, стреляли. Чтобы спастись, пленные снимали колодки и по колено в снегу бежали голыми ногами, ноги отмерзали, несчастные падали замертво. Когда после такой «физзарядки» приходили в барак, то в лагере на снегу лежали 50-60 человек мёртвых. Чтобы ещё больше развлекаться, немцы приказали: с 8 часов вечера ни один человек не должен выходить из барака до 7 часов утра, если кто хотел пойти в уборную, или должен был оправляться под себя, или выходил на улицу, а тут его стреляли солдаты в виде развлечения. Тиф всё больше разражался. В январе месяце комендант лагеря Сталер приказал провести пленных через дезинфекцию. С пленных сняли всю одежду, положили её в бараках, зажгли серу и выгнали всех в нижнем белье на улицу. 5000 человек голые сидели сутки на улице, и умерло до 1000 человек. Затем повели в баню голых людей и там в холодном помещении, где вода замерзала, пленных держали, пока бельё «жарилось», но получить его не получили, бельё «сгорело», и тогда людей гнали в бараки в чём мать родила. От голода люди умирали, кто был жив – опух, ноги были, как брёвна, появилась цинга, плевриты, воспаление лёгких, дизентерия. Пленные-врачи пытались лечить людей хотя бы примитивными способами, но немцы в феврале месяце 1942 года собрали около 600 медиков и расстреляли их. В числе расстрелянных были 8 профессоров, в частности проф.Гринер, Зольцман и другие…
Каждый день комендант лагеря Сталер вывешивал приказ, по которому «приговаривались» к расстрелу 8-10 человек за то, что один из них не снял шапки перед немцем, другой «за попытку к побегу», третий «за враждебность к немецкому народу», четвёртый «за воровство», то есть за то, если человек голоден и его ведут на работу и он возьмёт 2-3 гнилых картошки в складе у немцев и т.д. ( немцы запрягали по 8-10 человек в повозку пленных и на повозках катались по городу сами или возили кирпич, воду, дрова, мусор и как особый вид издевательства – нечистоты из уборных; везли повозки командиры РККА, подгоняемые прикладами и штыками)…
15 июня команда пленных в составе 50 человек была поведена на работу, один из пленных сорвал около дороги пучок травы, чтобы её кушать. Солдат это заметил и, приведя в лагерь, заявил, что этот пленный ( фамилия его Потехин, старший лейтенант) хотел бежать. Несчастного поставили на площадку около ворот и на глазах лагеря спустили с цепи 8 собак, которые разорвали его на куски.
Видимо допущена ошибка в дате события, т.к. Потехин погиб 22.05.1942г. Колмаков В.П. поступил в офлаг 09.10.1941г.
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:14 | Сообщение # 5
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Из воспоминаний узника лагеря Владимир-Волынск Бойко Виктора Иосифовича:
…В лагере Владимир-Волынска я встретил командира роты связи Богунского полка лейтенанта Ткаченко. Он был заведующим лагерной столовой. Много мне помог. В июне 1942 года со столовой был сделан подкоп за проволоку. Ушло 7 человек. Недели через две, где-то в Белоруссии, полицаи задержали одного из бежавших. Это был майор Краснов. Был солнечный, но очень ветреный день. Майора Краснова поставили к стенке и на глазах у всех пленных, как урок, расстреляли из автоматов.
     По Владимир-Волынскому лагерю не могу не вспомнить военного врача Романова, от всей души, как мог, старался помочь больным. А как ненавидел немцев!
     К весне 1942 года в лагере насчитывалось около 14 тысяч пленных офицеров. Режим был самый жёсткий. Питание- буханка хлеба на 18-20 человек, баланда из брюквы, кольраби или капусты один раз в день 400-500 грамм. Люди-тени, только кости, обтянутые кожей.
     Двухэтажные сплошные нары-полы, на которых люди умирали. Лежишь на нарах, а справа и слева от тебя мёртвые. Думаешь – завтра твой черёд. Одежда – кто в чём, одни рубища. Вши, голод, болезни уносили по 40-60 человек в день.
     В лагере чёрная земля, всю траву с корнем съели. Только между колючей проволокой, да за проволокой зеленела трава. Но если кто протягивал руку, чтобы достать травки из-под проволоки, следовала автоматная очередь, и человек оставался под проволокой.
     Капусту и брюкву завозили в лагерь подводой. Но эта подвода до кухни не доезжала. Голодные люди нападали на подводу. Немцы били прикладами, стреляли. 5-7 человек оставались на дороге до кухни.
     Были частые случаи, когда немцы куски хлеба, сухари бросали в лужу при въезде в лагерь. На них набрасывались пленные. Люди в этой луже вылавливали сухари, и в это время следовала автоматная очередь, и несколько человек оставалось в луже.
     В декабре 1941 года я заболеласцитом на почве безбелкового голодания. Меня поместили в лагерный ревир. Ноги, как у слона, живот – пальцы на ногах не вижу, дышать нельзя, все внутренние органы поджаты, ложку баланды невозможно было проглотить. Нескольким делали пункцию – откачивали жидкость, но после пункции наступал перитонит – воспаление брюшины, и человек умирал. Я долго не соглашался, а потом, когда жидкость поджала так, что дышать было невозможно, согласился. Делал пункцию военный врач Романов (тоже военнопленный). Операция прошла успешно. В мае меня отправили в казармы.
     В июне-июле 1942 года часть пленных перевезли в Ченстохов (лагерь военнопленных Stalag-367 Ченстохов, Польша).
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:14 | Сообщение # 6
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Немецкое руководство офлага XI-A (commanders of Of. XI A):
- Gerke Hans, lieutenant-colonel (подполко́вник) 02.09.41г. - 12.01.42г.
- Hermann Eduard, from 13.1.42 , colonel (полко́вник), 13. 01. 42г. -22.07.1942г.
http://www.sgvavia.ru/forum/79-573-440774-16-1418996232
Примечание: Полномочия Hermann Eduard, как командира офлага XI-A, прекратились фактически с момента ликвидации офлага XI-A, что произошло до 01.06.1942г. После этого Hermann Eduard возглавил вновь организованный шталаг 365 ии руководил им по 22.07.1942г.
 
Аркадий1946Дата: Воскресенье, 09.10.2016, 16:15 | Сообщение # 7
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
http://nepokoreonnie.ucoz.ru/publ....-1-0-40
Из документа следует, что самостоятельное юридическое лицо "Офлаг XI-A"  располагалось на улице Ковельской В. Волынска.  В документе оно названо лагерем военнопленных "Ковельские казармы"
Самостоятельное юридическое лицо "Шталаг 365" располагалось в военных городках. В документе оно названо лагерем 365 (военнопленных) Воспринимая эту информацию буквально получается, что в период существования Офлага XI-A  лагеря с индексом 365 не существовало. После организации шталага 365 офлаг XI-A прекратил свое существование (или наоборот). Если ранее офлаг был развернут только в северном военном городке на ул. Ковельской, то шталаг 365 располагался уже в обоих военных городках (в западном и северном), т.е. и по улице Устилужской, и по улице Ковельской. Т.е. до момента ликвидации офлага XI-A, на улице Устилужской если и был какой-то лагерь, то явно не шталаг 365 (и не офлаг XI-A). После организации шталага 365, офицеры продолжали находиться в лагере "Норд" на улице Ковельской, но это уже был не самостоятельный лагерь, а структурное подразделение (для офицеров) шталага 365. Из имеющихся документов следует, что ликвидация Офлага XI-A осуществлена в период с конца апреля по конец мая 1942г. и шталаг 365 был упомянут в одном из немецких документов по состоянию на 01.06.1942г. Значит понятие "панцерный лагерь" изначально никак не могло относиться к шталагу 365. Скорее всего оно относилось к другому шталагу, филиал которого (небенлагерь "панцерказармы") располагался в 1941г. (а в декабре- точно!) в западном военном городке В. Волынского. Возможно, "панцерказармами" продолжили в обиходе называть уже иной лагерь, а именно- шталаг 365 (лагерь Вест, лагерь на Устилужской), но это могло быть только после ликвидации офлага XI-A и организации шталага 365.
И для тех, кто в теме: Получается, что писарь "виньетка" оформлял ПК воинов, прибывших в "панцерказарамы В. Волынский" в конце 1941г. и которых впоследствии (в 1942г.) учли умершими уже в офлаге XI-A.
 
Аркадий1946Дата: Вторник, 18.10.2016, 09:05 | Сообщение # 8
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 681
Репутация: 0
Статус: Offline
Период функционирования офлага XI-A:
Oflag XI A Wladimir-Wolynsk Russland 09/09/41 -17/04/42
http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Glieder....r-R.htm
 
Форум » Узники лагерей В. Волынского » Офлаг XI-A » Вопросы организации и функционирования
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: